Музей искусств XX-XXI вв.ВыставкиОрганика в 20-21 веке. Беседы → беседы 0/2

vp1

ИЗНАЧАЛЬНАЯ ТРАДИЦИЯ ОРГАНИКИ.

"Великий Шелковый Путь. Восток и Запад" -

В Музее Органической Культуры в 2013 году прошла выставка и конференция посвященная Великому Шелковому Пути.

"Мы посчитали, что тема  Шелкового Пути не является для Коломны случайной. В  XVIII веке в Коломне и окрестностях города возникает производство шелка. В 1785 году в самом городе насчитывалось уже 3 шелковых фабрики с 56 станами и 4 полотняных фабрики со 109 станами. Освоили выпуск шелковых и канаватных платков высшего качества. В настоящее время несколько таких платков, сработанных в конце XVIII столетия на фабрике коломенского купца Гурия Левина, хранятся в собрании шелковых и парчовых тканей Государственного Русского музея."

Из беседы с куратором выставки Ириной Аликиной.

 

Слово на конференции Виталия Пацюкова:

Проблема шелкового пути -- это проблема путешествия. Путешествия внешнего и внутреннего, которое мы каждый раз совершаем. И вот это путешествие -- путешествие пространства экспозиции совершается здесь и сегодня. Удивительно, что начинается это путешествие с русского авангарда, начинается с Матюшина, с Елены Гуро. Начинается с пространства, которое, как бы, сзади нас, оно опрокидывается на нас, оно помещается во внутреннем нашем состоянии и одновременно пространство направляется куда-то вглубь. Вот это взаимный диалог между прямой и обратной перспективой и в то же время это сопровождается такими спиралевидными конструкциями. Спиралевидные конструкции Франциско Инфантэ и отзывается эта конструкция в последнем пространстве, где появляется стопа буддийская, прикрепленная к ракушке наутилуса. Форма, прикрепленная к ракушке наутилуса, такая спиралька, которая подчиняется числу... Спираль, которая бесконечно развивается и одновременно в своем сечении обладает золотым сечением. Совершенно удивительные совпадения. Маршрут шелкового пути, исторически зафиксирован, начинался в 128 году до нашей эры. Из империи Хань отправился караван верблюдов, который был поручен императором Удином. Этот караван верблюдов повез шелк и бронзовые зеркала. Верблюд присутствует здесь, зеркала присутствуют также здесь, спираль замыкается также в этом пространстве. Этот же караван отозвался путешествием Афанасия Никитина. Афанасий Никитин в 1374 году совершает путешествие из Твери, попадает в Астрахань, В Астрахани приобретает жеребца, собираясь его продать, но он был ограблен и совершенно неожиданно решает продолжить свой путь. И вот русский человек, продолжая свой путь, оказывается в Индии,  продает  арабского скакуна. А для Китая и для Индии было очень важно – это арабские скакуны, потому что лошади низкорослые были в той части планеты. Афанасий Никитин возвращаясь, возвращается через три моря. Возвращается через море, через Индийский океан, через Черное море, пишет записки. Эти записки были обнаружены Карамзиным в архивах Троице-Сергиевой лавры. Удивительно, что эти записки начинаются с молитвы: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня, прости меня. Аминь», а завершается арабской молитвой. Вот эта неожиданная вещь внутри пространства этих записок, Афанасий Никитин говорил, что ему предлагали принять мусульманство и предлагали огромные деньги, если он примет, что его жеребец будет также продан за огромные деньги, за 1000 золотых. Он отказывается, как рассказывает, но завершает свою исповедь арабской молитвой.

Николай Карамзин, повторяю, находит эти записки, начинает свою творческую деятельность, пишет Хомякову, пишет тексты, а журнал этот называется «Детское чтение, чтение для детей». Он пишет тексты, связанные с кофе и с табаком. Кофе и табак не понятны для детского чтения, а кофе и табак – это шелковый путь, этот предмет шелкового пути. Сам Николай Карамзин совершает путешествие на запад, практически по прямой, внешнее путешествие, как бы, продолжающий великий шелковый путь, но продолжающий на севере. Он едет через Литву в 1789 году, открывается для него Балтика, море, где море для него эта такая стихия, омывающая, удивительная, также завершает свою главу возвращению к морю, специальная глава, посвященная морю. Посещает Кенигсберг, где беседует с Кантом. Кант продолжается у отца Павла Флоренского в его замечательной книге «Столп утверждения истины», где Флоренский спорит с Кантом.

Дальше он совершает свою поездку в Берлин, Веймар, в Веймаре встречается с Гердером, видит в окне Гете, попадает в Альпы, спускается по Альпам в Швейцарию, то есть совершает движение, которое Суворов совершает в первых наполеоновских войнах, побеждая Наполеона в одном из сражений. Оказывается в Париже, но он не увлекается революционной стихией, его интересует театр. Появляется в Лондоне, возвращается морем в Россию, Петербург и пишет Историю государства Российского. «История государства Российского» написано Карамзиным на севере после завершения исторического пути, собственного путешествия Карамзина. А «История государства Российского» -- это движение с севера на юг, из варяг в греки, это путешествие по меридиану вниз. Русская православная вера появляется в обратном движении из грек в варяги, с юга на север. Есть еще движение русского бунта  – это движение с востока на запад, движение Пугачева, где повторяет в своих записках А.С.Пушкин. У Пушкина тоже есть колебательные движения, едет также в своей юности в Кишинев, Одессу, возвращается в Москву, дальше на север – опять Михайловское, Псков, опять путешествие в Москву во время коронации Николая I. Это удивительное колебательное движение, которое совершается с юга на север, с севера на юг, с запада на восток.

Фактически одно из грандиозных путешествий совершает Чехов. Путешествие на Сахалин – это такой тоже своеобразный шелковый путь, но уже по северу и возвращается Чехов через Индийский океан, повторяя путь Афанасия Никитина. Как вспоминает его брат Михаил Чехов, что сам Антон Чехов в это время был достаточно силен физически, это потом мы его узнаем ослабленного и совершенно странного, как тот памятник рядом со МХАТОМ. Чехов ныряет с парохода, он плавает вокруг парохода в Индийском океане, останавливается на салоне, пишет свой замечательный рассказ «Гусев».

Вот это символическое путешествие русской культуры связано с литературой, с тропой, путешествием, переходит во внутреннее состояние путешествий уже отца Павла Флоренского. В работах отца Павла Флоренского существуют совершенно другие путешествия. Эти путешествия связанные с диалогом прямой обратной перспективы. Прямая перспектива это измерение, как бы, дальних состояний, куда наш глаз может упереться в последней плоскости нашего видимого. Обратная перспектива опрокидывается на нас, как бы, идет за нас и сосредотачивается одновременно в нас, в человеке, о чем говорил Михаил Матюшин.

Вот это двойное состояние вперед-назад, вперед-назад создает неевклидовое пространство. Неевклидовое пространство – это удивительное пространство, где существует этот парадоксальный диалог внешнего и внутреннего, двух плоскостей. Есть плоскость, где отмечено нашими вещественными числами и обратная плоскость, отмеченная мнимыми числами. Вот это состояние, где можно через вещественное число провалиться в мнимое число и обрести совершенно новые коммуникации.

Новые коммуникации предлагает отец Павел Флоренский, предлагает совершенно иную геодезию, геодезия, где неевклидовая геометрия. Существует с одной стороны состояние, верхнее состояние неевклидовой плоскости, которая подвластна световому лучу. Световой луч прямой, это не .. состояние, где луч проходит прямо и сам Ньютон говорит, что первая часть его геометрии – это геометрия Божественного луча, где Господь Бог Творец может непосредственно проникнуть по прямой линии.

Мы живем в неевклидовом пространстве, сложном пространстве, пространстве времени, искривленном пространстве времени. И вот это искривленное пространство времени имеет два состояния, имеет две геодезические линии. Эти две геодезические линии определяют досветовую скорость и сверхсветовую скорость. По этим обеим линиям может двигаться вещественная материя, только она может двигаться только досветовой скоростью и сверхсветой скоростью. То есть это сверхсветовая скорость позволяет веществу, материи казаться в иных измерениях. Эта одна из глубоких возможностей оказаться в ином мире, используя это стояние мнимой геодезической линии, открываемой Лобачевским, открываемая отцом Павлом Флоренским. Работа разработана в замечательной книге «Мнимости геометрии», к сожалению, не завершенная работа. На обложке появляются работы Фаворского, любимого художника Эрика Булатова, которому скоро исполняется 80 лет, 5 сентября он возвращается к нам в Россию, где так же он пробовал соединить картину открытую и закрытую, выпуклое и вогнутое пространство прямой обратной перспективы.

Вот эта линия символических путешествий, которая замыкается в творчестве отца Павла Флоренского, удивительно проходит через эту экспозицию, которую мы видим. Которая начинается со Стерлигова, где пространство способно выворачиваться на изнанку и проходит через личность человеческую, и личность может оказаться в ином измерении, внутри купола. Внутри купола, где плоскость, соединяющая с другими измерениями очень тонка, бесконечна малая плоскость, которая нас почти не отделяет от существования Ангела. Вот, находясь здесь, я хотел бы закончить этим ангелическим пространством и поблагодарить за эту возможность Аллу Повелихину и Ирину Аликину – кураторов этой выставки.

 

Виталий Пацюков        30/08/2013 г.

 

 

 

 




© 2017 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо